Наш долг — защитить изобилие и красоту моря

 

Эдвард Нортон

Выступая в 1962 году перед участниками регаты Кубок «Америки», президент Джон Кеннеди сказал: «На самом деле, я не знаю, почему нас всех так тянет к морю. Но думаю, что это не только потому, что и сам океан и проплывающие по нему корабли постоянно меняются на фоне переливающегося всеми оттенками горизонта. Возможно, море притягивает нас потому, что сама жизнь зародилась в океане. [...] Мы все связаны с океаном. И когда мы возвращаемся к морю — чтобы полюбоваться им или отправиться в плавание — мы возвращаемся к своим истокам».

Моя жизнь очень тесно связана с морем. За те 30 лет, в течение которых я занимаюсь дайвингом, я погружался у рифов в самых разных уголках мира — от Карибского до Тирренского моря, от Тихого до Индийского океана; я видел необыкновенные красоты: потрясающие краски и такое разнообразие видов, что, казалось, это плод чьей-то фантазии. И всё же это было по-настоящему. Рыбы, растения, морские млекопитающие — всё было взаимосвязано в этом подводном мире, где царило непрерывное движение и таинственное спокойствие.

Когда у меня появились дети, я поспешил открыть им чудеса подводного мира. К счастью, дети быстро освоились в воде и получают от нее удовольствие. К несчастью, я знаю, что они никогда не увидят того изобилия, которое довелось повидать мне, и никогда не смогут поплавать в такой же невероятно чистой воде. Это не только удручающее обстоятельство с точки зрения богатства опыта моих детей, но и факт, который указывает на потенциальную глобальную экономическую катастрофу.

Как мы это допустили? Как рассказала в своей статье в «Нью-Йоркере» Элизабет Колберт, английский биолог Томас Хаксли, выступая на открытии Лондонской Международной выставки рыбного промысла в 1883 году, задал вопрос: «Возможно ли исчерпать рыбные ресурсы? То есть может ли человек уничтожить всю рыбу, которая обитает на определенной территории?» Отвечая на этот вопрос, он произнес нечто немыслимое для современного человека: «Скорее всего, все рыбные ресурсы исчерпать невозможно; а это значит, что что никакие наши действия не могут серьезно повлиять на количество рыбы в океане1».

К сожалению, следующее столетие показало, как глубоко он ошибался. В течение нескольких десятилетий промышленный рыбный промысел и субсидируемый траловый лов (а также неизбежный в этом случае прилов) истощили рыбные ресурсы. Морские экосистемы разрушает загрязнение, источники которого находятся на суше, перелов (в том числе рыбная ловля с использованием динамита), вторжение чужеродных видов, повышение уровня моря, закисление океана и, наконец, всё более масштабные и частые случаи обесцвечивания кораллов, основная причина которых — изменение климата и потепление океана. Несмотря на наши управленческие меры, океаны истощаются. Мы почти уничтожили китов, тунца, лосося, треску, атлантического большеголова, патагонского клыкача и бесчисленное множество других видов, а также зависящих от них организмов. И мы тоже зависим от них, поэтому эта проблема перестает быть умозрительной. Примерно для одного миллиарда человек рыба является основным источником белка, а океан — главным источником средств к существованию.

И одновременно мы обнаруживаем, что коралловые рифы — морской аналог влажного тропического леса — умирают по причине потепления Мирового океана. Как сообщили недавно Дэмьен Кейв и Джастин Джиллис в «Нью-Йорк таймс» и Терри П. Хьюз и др. в журнале «Нейча», огромные участки австралийского Большого Барьерного рифа — крупнейшего кораллового рифа в мире — погибли в результате третьего с 1998 года массового обесцвечивания кораллов.

Значение этой катастрофы нельзя недооценивать и преуменьшать. Т. Хьюз, директор Центра передовых исследований коралловых рифов при Австралийском исследовательском совете (Университет Джеймса Кука, Таунсвилл (Австралия)), и его коллеги установили, что главной причиной массивного обесцвечивания кораллов стало потепление температуры океана, вызванное изменением климата, а не другие факторы, такие как загрязнение или перелов. Авторы предполагают, что только глобальные усилия по «борьбе с будущим потеплением» помогут «сохранить коралловые рифы3.

В качестве посла доброй воли Организации Объединенных Наций по сохранению биоразнообразия, я путешествую по всему миру, чтобы донести до сознания людей стоящую перед нашим поколением обязанность по изменению образа жизни в целях экологически рационального взаимодействия с нашей планетой. Это сложно понять и принять, но в то время как мы еще острее нуждаемся в глобальных действиях по борьбе с изменением климата, политические силы в лице новой администрации Белого дома еще более ожесточенно противостоят решению этих задач. Поэтому сегодня особенно важно соблюдать протоколы по охране окружающей среды, в том числе относящиеся к коралловым рифам, которыми распоряжаются местные общины, и к природоохранным зонам, согласованным сторонами Конвенции о биологическом разнообразии, принявшими Айтинские задачи в области биоразнообразия, которые увязаны с недавно принятыми целями в области устойчивого развития, особенно с целью 14, касающейся сохранения океанов. Это наш последний шанс помочь океанам выжить и восстановить утраченное, для того чтобы морские экосистемы продолжали обеспечивать пищей и средствами к существованию более одного миллиарда человек, жизнь которых сегодня зависит от изобилия ресурсов океана, и для того чтобы наши дети могли установить прочную связь с океаном, которую так трогательно описал президент Кеннеди 50 лет назад.

 

Примечания

1 Quoted in Elizabeth Kolbert, "'The scales fall: is there any hope for our overfished oceans?”, The New Yorker (2 August 2010).

2 Damien Cave and Justin Gillis, "Large sections of Australia's great reef are now dead, scientists find", New York Times, 15 March 2017.

3 Terry P. Hughes and others, “Global warming and recurrent mass bleaching of corals”, Nature, vol. 543, no. 7654 (16 March 2017). pp. 373-377 (373).