Проведение гибкой архитектурной и градостроительной политики в регионах, переживающих стремительную урбанизацию: пример Эфиопии

©SIMON DAVIS/UK DEPARTMENT FOR INTERNATIONAL DEVELOPMENT (DFID)

 

Африка считается континентом стремительной урбанизации регионов, однако в проработке новых решений в ответ на урбанизацию она значительно отстает. По словам Ахилле Мбембе и Сары Нутталл, «писать о мире из Африки или вписывать Африку в современный мир, или же рассматривать этот континент как его составную часть, представляет собой довольно трудную и сложную задачу» (2004 год). При характеристике положения в мире и, в частности, в описании проблем урбанизации ситуация в Африке многими аналитиками зачастую выносится в отдельную графу как «непохожая». Само понятие непохожести лишь совсем недавно стало представлять интерес для тех, кто хочет изучать революцию в градостроительстве Африки. Тем не менее, как при оценке любого нового радикального феномена, в большинстве источников научной литературы описываются две совершенно противоположные картины: одна пессимистическая, предрекающая крах и безысходность, а другая оптимистическая, предусматривающая возможность построения более комфортных городов будущего c применением творческих, более гибких архитектурных подходов (Cherenet Mamo, 2015, p. 17). В настоящей статье предпринимается попытка более подробно проанализировать второй вариант на примере Эфиопии, которая является одной из наименее урбанизированных стран, где происходят стремительные преобразования.

По характеру устройства населенных пунктов Эфиопия остается преимущественно аграрной страной, в которой население сосредоточено в основном в горных районах и ведет натуральное хозяйство, используя в земледелии дождевое орошение. Согласно статистике различных докладов, в городских районах проживает менее 16 процентов населения страны (поселки с населением более 2000 жителей). Кроме того, страна имеет относительно длительную и непрерывную историю государственности со сложившимися городскими центрами. С учетом роста населения, насчитывающего по последним оценкам более 100 миллионов человек, Эфиопия рассчитывает в скором времени превратиться из преимущественно аграрной экономики в промышленную страну (МФЭР, план 2010 года).

В последние несколько лет появились все признаки того, что Эфиопия вступила на путь преобразования практически во всех сферах жизни, раскрывая свои потенциальные возможности и решая накопившиеся проблемы. В течение этого периода бурной активности проблема урбанизации, которая долго игнорировалась в дебатах по вопросам политики и развития, становится одним из центральных вопросов общенациональной повестки дня. Практически впервые в современной истории Эфиопии в стратегических программах развития страны заложены механизмы стимулирования планомерной урбанизации во всех регионах (НПК, план 2016 года). Помимо расширения существующих городов в результате активного государственного жилищного строительства и реализации других проектов развития инфраструктуры правительственные программы предусматривают преобразование тысяч сельских деревень (кебель1) в городские центры менее чем за пять лет.

Оставив в стороне вопрос о том, найдется ли у нынешнего политического и государственного аппарата достаточно ресурсов для реализации столь масштабной социально-территориальной реорганизации, надо признать, хотя бы сугубо с технической стороны, существование огромного спроса на скорейшее создание широкого архитектурного пространства. Это предполагает строительство тысяч школ, медицинских центров и административных зданий, а также создание многочисленных объектов инфраструктуры. Кроме того, подобное преобразование городов должно служить механизмом стимулирования экономического роста, создания рабочих мест и диверсификации торговли. Тем не менее, как в городских, так и в сельских районах эти назревшие потребности в широком архитектурном/городском пространстве должны удовлетворяться с сохранением особенностей местных (специфических) реальностей. Это важно для того, чтобы долгосрочные процессы преобразования укоренившихся культурных укладов жизни получили необходимую поддержку населения.

Вполне можно предположить, что в обозримом будущем такое архитектурное пространство, как в сложившихся городах, так и в формирующихся городских поселках Эфиопии, будет учитывать специфические реальности экономической, экологической и социально-политической ситуации. Поэтому архитектура как сфера, отвечающая за превращение физической среды в жизненное пространство, должна взять на вооружение методику, позволяющую грамотно оценить эти особенности и предложить комплексное решение. Реализация такой задачи в столь сложной обстановке требует смелой переоценки классических понятий в практике и теории городской архитектуры и градостроительства, которые в настоящее время базируются на западных моделях и реальностях.

Эфиопию часто называют страной «сложностей» (Woldemariam, 1985; Crummey, 2000; Álvares, 1966, pp. 323‑333; Kebede, 1999; Levine, 1965). Ее физические и культурные характеристики резко разнятся. Главными причинами ее физической сложности являются расположение страны в тропической зоне и разительный контраст в топографии ее различных регионов (Woldemariam, 1985. p. 8; см. также Woldemariam, 1972). Помочь в объяснении культурной сложности страны и ее культурного многообразия, может такой фактор, как близость Эфиопии к Аравийскому полуострову, Северной Африке и эпицентру африканского континента, а также ее длительная и непрерывная изоляция (см.Tafla, 2000; Garretson, 2000; Cherenet Mamo, 2010). Совершенно очевидно, что эти сложности, обусловленные физическим рельефом и культурной средой, оказали свое влияние на характер населенных пунктов страны. Ниже излагаются моменты, которые более подробно раскрывают обстоятельства, при которых, как предполагается, скорейшее создание широкого архитектурного и городского производственного пространства позволит удовлетворить спрос на жизненное пространство в современной Эфиопии.

Ими являются:

      • разнообразие ландшафта местности и строгие (хотя все более гибкие) культурные нормы, господствующие в сельских социально-территориальных образованиях;

      • нищета и стремительная урбанизация, вызванная массовым оттоком сельских жителей в города в поисках лучшей жизни и заработка;

      • хрупкое состояние природной среды, вызванное деградацией почв и, все больше, воздействием изменения климата;

      • стремительный рост населения;

      • рост экономики преимущественно за счет аграрного сектора;

      • изменчивость региональной и мировой политической и экономической обстановки.

Ясно, что работать и комплексно решать архитектурные задачи с учетом столь широкого круга сложностей общественно-культурного, экологического, экономического и политического характера будет крайне затруднительно. Даже в неизбежно упрощенном варианте функции архитектуры, в теории и на практике, в странах подобно Эфиопии, должны быть пересмотрены с поправкой на существующие сложности и с адаптацией к объективным реальностям. Поэтому возникает необходимость в выработке новой методики городского планирования и проектирования, прежде всего при реализации крупномасштабных архитектурных и градостроительных проектов, которая будет способна определить основные территориально-пространственные проблемы и расставить приоритеты исходя из вдумчивого анализа особенностей социальной и природной среды конкретных регионов.

С учетом особенностей Эфиопии, названых выше, мы считаем, что разработка любой программы создания широкого архитектурного пространства должна базироваться на признании того, что главными проблемами, требующими неотложного решения, являются нищета, голод и бедность, вызывающие массовый отток населения из сельской местности, и стремительный рост урбанизации, и деградация природной среды. При этом необходимо также понимать, что любая территориально-пространственная стратегия, призванная решать такие проблемы в странах подобно Эфиопии, которые являются преимущественно аграрными, должна будет также учитывать многообразные и глубоко укоренившиеся социально-пространственные нормы и сложившиеся традиции. Исходя из сказанного, эти объективные трудности придется решать, ответив на следующие вопросы:

      • Каким образом архитектуру, как дисциплину, отвечающую за устройство физической среды, можно сделать восприимчивой к главному требованию современности — ликвидации нищеты и повышения продовольственной безопасности и благосостояния населения?

      • В условиях коренного переустройства общества и ландшафта в результате стремительной урбанизации, каким образом архитектурные и градостроительные проекты могут способствовать восстановлению природной среды и достижению устойчивой обеспеченности такими важнейшими ресурсами, как вода и энергии?

В поиске новой модели города

В этот период всесторонних преобразований во всем регионе, поставленные выше вопросы заставляют нынешнее поколение эфиопских и африканских архитекторов и проектировщиков искать новую подходящую модель города с ее собственными архитектурными решениями. Ответ на эти вопросы предполагает разработку таких моделей, которые соответствовали бы коренным переменам в жизни современного общества, с должным уважением культурных норм, в том числе архитектурного наследия, включающего не только сохранившиеся древние памятники, но и самобытность развития архитектуры. Нынешний период можно рассматривать также как удачный момент, дающий наименее урбанизированным регионам возможность не допустить явных ошибок, которых не удалось избежать регионам, пережившим процесс урбанизации, в частности странам Севера.

Поскольку урбанизация стран Севера проходила параллельно с индустриализацией и экономическим ростом, города и модели городов этой части земного шара устраивались или переустраивались под влиянием промышленной революции и дальнейшей эволюции общества. Вместе с тем, ученые утверждают, что урбанизация Африки отнюдь не обусловлена индустриализацией или экономическим ростом2, и потому попытки перенести модели городов стран Севера в Африку лишены всякого смысла. Мы утверждаем, что попытки найти для стран подобно Эфиопии подходящую модель с новыми архитектурными и планировочными решениями должны в первую очередь учитывать необходимость решения наиболее острых задач общества — ликвидации нищеты и восстановления природной среды.

Калестус Джума, в своей книге под названием «Новый урожай», указывает на исключительную важность инвестиций в развитие «вспомогательной инфраструктуры» и ее значимость в «содействии расширению торговли сельскохозяйственной продукцией и интеграции экономики в мировой рынок». Автор особо выделяет транспортную инфраструктуру — дороги, железные дороги, аэропорты и морские порты, служащие катализаторами, связывающими фермеров с рынками, стимулирующими работу агропромышленных предприятий экспортной ориентации и создающими самые разные источники дохода для миллионов людей. При этом в странах подобно Эфиопии, где основная часть населения проживает в широко разбросанных сельских районах, где происходит отток сельского населения в города, трудно себе представить строительство на просторах сельской местности вспомогательной инфраструктуры, соединяющей мелкие разрозненные фермерские хозяйства. Способствовать развитию таких городских центров может разработка грамотной стратегии урбанизации. Кроме того, в формирующихся городских центрах не надо ограничиваться созданием перерабатывающих предприятий или рынков сбыта, транспортных узлов или других обслуживающих отраслей. С учетом нынешнего нестабильного мирового экономического ландшафта, мы считаем, что такие новые городские центры должны создаваться с учетом необходимости обеспечения продовольственной безопасности на развития сельскохозяйственного производства непосредственно в самих центрах, а также важности реализации эффективных стратегий восстановления природной среды. Кроме того, сам процесс градостроительства должен предусматривать создание источников средств существования и возможность диверсификации торговли на фоне массового наплыва сельских мигрантов.

Какое отношение к этому имеет архитектура?

В регионах стремительной урбанизации пространство (природное пространство в городских районах) можно рассматривать как один из наиболее ценных исходных ресурсов. В странах глобального Юга решению задач организации и устройства физического пространства препятствуют два наиболее заметных фактора — нищета и деградация природы, которые обусловлены изменением климата. Архитектура как сфера деятельности, традиционно воспринимавшаяся как искусство организации пространства или создания жизненного пространства, сейчас столкнулась с необходимостью выполнения несвойственной функции, связанной с решением хозяйственных проблем в Африке. Эту тенденцию можно также расценивать как возможность изыскания новых подходов к устройству физического пространства.

В странах Африки архитектурное планирование призвано играть важную роль в создании источников средств существования и стимулировании сбалансированного и справедливого экономического роста на основе реорганизации процессов городского развития, которые должны способствовать расширению источников средств существования и диверсификации производства. Необходимо также смелее менять облик городов и городских зданий, по-новому проектировать жилые кварталы массовой застройки, общественные места, а также сетей городского транспорта и научных учреждений, размещая их так, чтобы их планировка способствовала решению задачи увеличения объемом производства продовольствия в самих городах. Кроме того, необходимо, чтобы схемы планировки архитектурного пространства разрабатывались с учетом притока в города рабочих и специалистов из числа сельских мигрантов, которые станут основной движущей силой в развитии городов Африки. Стратегии диверсификации, помимо оптимизации землепользования и обеспечения доступа к государственным услугам и объектам инфраструктуры, должны предусматривать создание необходимой инфраструктуры и механизмов, позволяющих максимизировать объемы производства продовольствия в самих городах.

Сейчас, когда главными проблемами стран Юга признаны нищета и деградация природной среды, архитекторам и проектировщикам придется решать задачи, выходящие за рамки проектирования зданий или городов. Они должны будут использовать свой опыт пространственно-территориального проектирования для решения серьезных хозяйственных проблем. Им придется взять на себя роль активистов и стратегов в выборе проектов в рамках более широкой контекстуальной реальности. Теперь они уже не смогут, как было раньше, разрабатывать проекты и требовать их реализации, а должны также вникать в проблемы организации производства в городах и принимать участие в разработке путей реализации хозяйственных стратегий. 

 

Примечания

 

   1  В Эфиопии «кебеле» является самой мелкой административной единицей или общиной.

   2  Более подробную информацию по теме «урбанизация без экономического роста», см. World Bank, 2009; Fay and Opal, 2000; Fox, 2011; Gollin, Jedwab and Vollrath, 2016. Более подробную информацию по теме «урбанизация без индустриализации», см. Fay and Opal, 2000; Collier and Venables, 2007; Gollin, Jedwab and Vollrath, 2013; Fox, 2011.

 

Ссылки

Álvares, Francisco (1966). Ityop’ya Portugezocc indayyuwat (1520–1526 EC). Перевод на амхарский язык Гирма Бешах. Лиссабон: Centro de Estudos Históricos Ultramarinos. Перевод на английский, см. Alvares, Francisco (1961, first ed. 1540). The Peter John of the Indies. A True Relation of the Lands of the Prester John, being the Narrative of the Portuguese Embassy to Ethiopia in 1520. Перевод лорда Стэнли, Олдерли (1881). Кэмбридж, Cambridge University Press (для Общества хаклуитов).

Cherenet Mamo, Zegeye (2010). The portrait of an isolated nation: Abyssinia, Ethiopia. In Cities of Change: Addis Ababa. Transformation Strategies for Urban Territories in the 21st Century. Marc M. Angélil and Dirk Hebel, eds. Basel and Boston: Birkhäuser, pp. 32–39.

Cherenet Mamo, Zegeye (2015). Designing the ‘informal’: spatial design strategies for the emerging urbanization around water bodies in Ethiopia. PhD thesis. HafenCity University, Hamburg. С публикацией можно ознакомиться на веб-сайте: http://edoc.sub.uni-hamburg.de/hcu/volltexte/2015/249/.

Collier, Paul, and Anthony J. Venables (2007). Rethinking trade preferences: how Africa can diversify its exports. The World Economy, vol. 30, No. 8 (July), pp. 1326–1345.

Crummey, Donald (2000). Land and Society in the Christian Kingdom of Ethiopia: From the Thirteenth to the Twentieth Century. Urbana, Illinois: University of Illinois Press.

Fay, Marianne, and Charlotte Opal (2000). Urbanization without growth: a not-so-uncommon phenomenon. Policy Research Working Paper, No. 2412. The World Bank. С публикацией можно ознакомиться на веб-сайте: http://elibrary.worldbank.org/doi/abs/10.1596/1813-9450-2412.

Federal Democratic Republic of Ethiopia, Ministry of Finance and Economic Development (MoFED) (2010). Growth and Transformation Plan (GTP): 2010/11-2014/15. Addis Ababa.

Federal Democratic Republic of Ethiopia, National Planning Commission (NPC) (2016). Growth and Transformation Plan II (GTP II): 2015/16 – 2019/20, vol. I. Main Text. Addis Ababa.

Fox, Sean (2011). Understanding the origins and pace of Africa’s urban transition. Crisis States Research Centre Working Paper, No. 89, Series 2. LSE DESTIN Development Studies Institute. C публикацией можно ознакомиться на веб-сайте: http://www.lse.ac.uk/internationalDevelopment/research/crisisStates/download/wp/wpSeries2/wp892.pdf.

Garretson, Peter P. (2000). A History of Addis Abäba from Its Foundation in 1886 to 1910. Wiesbaden: Otto Harrassowitz.

Gollin, Douglas, Rémi Jedwab and Dietrich Vollrath (2013). Urbanization with and without structural transformation. February. George Washington University and World Bank. С публикацией можно ознакомиться на веб-сайте: https://www.economicdynamics.org/meetpapers/2013/paper_344.pdf.

Gollin, Douglas, Rémi Jedwab and Dietrich Vollrath (2016). Urbanization with and without industrialization. Journal of Economic Growth, vol. 21, No. 1 (March), pp. 35–70. 

Juma, Calestous (2011). The New Harvest: Agricultural Innovation in Africa. Oxford: Oxford University Press.

Kebede, Messay (1999). Survival and Modernization: Ethiopia’s Enigmatic Present. A Philosophical Discourse. Lawrenceville, New Jersey: The Red Sea Press, Inc.

Levine, Donald Nathan (1965). Wax and Gold: Tradition and Innovation in Ethiopian Culture. Chicago and London: The University of Chicago Press.

Lipsky, George A. (1962). Ethiopia: Its people, Its society, Its culture. New Haven: HRAF Press.

Mbembé, Achille, and Sarah Nuttall (2004). Writing the World from an African Metropolis. Public Culture, vol. 16, No. 3, pp. 347–72.

Pankhurst, Richard (1982). History of Ethiopian Towns: From the Middle Ages to the Early Nineteenth Century. Wiesbaden: Franz Steiner.

Pankhurst, Richard (1985). History of Ethiopian Towns: From the Mid-nineteenth Century to 1935. Stuttgart: Franz Steiner.

Tafla, Bairu (2000). The father of rivers: the Nile in Ethiopian literature. In The Nile: Histories, Cultures, Myths, Haggai Erlich and Israel Gershoni, eds. Boulder, Colorado and London: Lynne Rienner Publishers, pp. 153–170.

Всемирный банк (2009). Доклад о мировом развитии (2009): Новый взгляд на экономическую географию. Washington, D.C.: The International Bank for Reconstruction and Development/ The World Bank. С публикацией можно ознакомиться на веб-сайте: http://web.worldbank.org/WBSITE/EXTERNAL/EXTDEC/EXTRESEARCH/EXTWDRS/0,,c...

Woldemariam, Mesfin (1972). An Introductory Geography of Ethiopia. Addis Ababa: Berhanena Selam H.S.I. Printing Press.

Woldemariam, Mesfin (1985). Ethiopia: Changes in dietary behaviour and food security. United Nations Educational, Scientific and Cultural Organization (UNESCO).

Woldemariam, Mesfin (1991). Suffering under God's Environment: A Vertical Study of the Predicament of Peasants in North-Central Ethiopia. Bern: African Mountains Association and Geographica Bernensia.