Путь к устойчивому энергетическому будущему в Центральной Америке

©UN Photo/Milton Grant
 

Когда в 2012 году Многосторонний инвестиционный фонд (МИФ), созданный Межамериканским банком развития и компанией «Блумберг нью энерджи файнэнс», опубликовал первый доклад «Клайматскоуп», многие были удивлены тем, что в рейтинге, оценивающем условия для инвестиций в экологически чистую энергетику, второе место среди государств Латинской Америки, уступив только Бразилии, заняла центральноамериканская страна. Возможно, еще более удивительным стал тот факт, что этой страной оказалась Никарагуа, где всего за десять лет до этого выработка электроэнергии из ископаемых видов топлива составляла почти 80 процентов — больше, чем где-либо еще в регионе. В первую десятку рейтинга также попали Панама (на третьем месте), Коста-Рика (на восьмом) и Гватемала (на девятом).

Эти результаты отражают крайне интересную ситуацию, сложившуюся в регионе за последнее десятилетие — сознательный отход от тенденции, характеризующейся постоянным ростом доли ископаемых видов топлива в производстве электроэнергии. Удовлетворение потребностей в электроэнергии за счет ископаемых видов топлива все более тяжелым бременем ложилось на домохозяйства и национальные экономики стран, полностью зависящих от импорта нефти, особенно в период высоких цен 2007—2008 годов.

В 1990-е после десяти лет политических кризисов и гражданских войн страны Центральной Америки открыли свой энергетический сектор для негосударственного участия разных степеней и форм: от конкурентных рынков оптовых продаж в Сальвадоре, Гватемале, Никарагуа и Панаме до модели единого закупочного агента в Коста-Рике и Гондурасе. Этот шаг был вызван как необходимостью новых инвестиций для удовлетворения растущего спроса на электроэнергию, так и влиянием международных финансовых учреждений, придерживающихся принципов Вашингтонского консенсуса.

Сочетание дешевой нефти, законов, поощряющих краткосрочную выгоду, отсутствия долгосрочной политики и опасений частных инвесторов относительно управления рисками привело к повышению доли нефтепродуктов в электроэнергетике всех стран, за исключением Коста-Рики, которая продолжала держать курс на рост использования возобновляемых источников энергии. С 1990 по 2005 годы доля возобновляемых источников в выработке электроэнергии для региона в целом упала с 91 процента менее чем до 60 процентов. В 2005 году доля нефтепродуктов в выработке электроэнергии была максимальной в Никарагуа (77 процентов) и Гондурасе (70 процентов). Эффект этой ситуации сказался в полной мере, когда мировые цены на нефть начали расти.

Столкнувшись с влиянием роста цен на энергетический сектор, в значительной степени зависимый от нефти, правительства поспешно ответили хаотичными и зачастую нерациональными мерами — например, увеличили субсидии на энергопотребление. Тем не менее к середине 2000-х региональное сотрудничество и помощь международных организаций способствовали к тому, что все государства приняли программные заявления, признающие необходимость увеличить использование возобновляемых источников энергии и содействовать повышению энергоэффективности.

К концу десятилетия появились первые результаты этих усилий, и в 2014 году на возобновляемые источники энергии приходилось уже почти 64 процента вырабатываемой в регионе электроэнергии. В Никарагуа доля возобновляемых источников энергии в электроэнергетике с 2005 по 2014 годы выросла с 23 до 52 процентов, в Гватемале за тот же период — с 46 до 70 процентов.

Это серьезные достижения, хотя не всем странам удалось добиться одинакового успеха; предстоит еще долгий путь к положению, при котором регион будет полностью использовать свой потенциал возобновляемых источников энергии; этого потенциала, как считается, должно хватить на все нужды энергетического сектора (Dolezal и др., 2013). В исследовании Института глобального мониторинга и бизнес-школы Центральноамериканского института деловой администрации (ИНКАЕ), озаглавленном «Перспективы освоения возобновляемых источников энергии в Центральной Америке», подчеркивается необходимость улучшить условия для инвестиций, повысить эффективность управления и администрирования, а также восполнить пробелы в знаниях для достижения успеха.

Исследование выявило четыре области потенциальных политических и финансовых улучшений, способных ускорить переход к «устойчивым энергетическим системам на основе возобновляемых источников энергии»:

  1. Широкое внедрение стратегий и целей в сфере возобновляемых источников энергии в деятельность различных государственных органов.
  2. Оценка и при необходимости доработка существующих стратегических механизмов, касающихся возобновляемых источников энергии.
  3. Рационализация административных процессов, регулирующих разработку новых проектов в сфере возобновляемых источников энергии; снижение финансовых и временны́х затрат на осуществление этих проектов.
  4. Выработка четких критериев измерения, оценки и отражения улучшений в области стратегий по возобновляемым источникам энергии и условий для инвестиций.

В докладе также определены четыре области для улучшения информированности и коммуникации:

  1. Составление и публикация дополнительных подробных оценок потенциала возобновляемых источников энергии в регионе.
  2. Оценка технического потенциала возобновляемых источников энергии на фоне текущей и будущей динамики нагрузки на электросети, анализ возобновляемых источников энергии вкупе с решениями в сфере энергоэффективности и «интеллектуальных» электрических сетей в рамках комплексного подхода к планированию энергетики.
  3. Оценка и широкое распространение информации о полном социально-экономическом воздействии различных сценариев развития энергетики, включая влияние на местную экономику и создание рабочих мест.
  4. Увеличение поддержки национальных и региональных исследований в области возобновляемых источников энергии; более широкое информирование общественности о возобновляемых источниках энергии; расширение информированности и наращивание человеческого потенциала в соответствующих сферах в правительстве, банковском и частном промышленном секторах (Dolezal и др., 2013, стр. 12—13 англ. текста).

Работа во всех этих областях уже ведется, хотя страны не всегда действуют согласованно и в одном темпе. После публикации доклада Института глобального мониторинга и ИНКАЕ в Гватемале и Гондурасе были построены коммунальные коммерческие солнечные электростанции, в Никарагуа и Панаме выросла выработка электроэнергии ветровыми установками, а в Гватемале, Панаме, Сальвадоре и Коста-Рике были внесены положительные изменения в правила использования солнечных батарей для выработки электроэнергии.

Важным достижением последних лет стало объединение нормативных баз центральноамериканского регионального рынка электроэнергии, что обеспечило импульс развития региональных бирж электроэнергии, как в случае с единой системой энергопередачи стран Центральной Америки — линией высоковольтной передачи, идущей от Гватемалы до Панамы. Всего за один год после начала применения конкретных мер регулирования рынка в январе 2013 года объем сделок на региональном рынке вырос вдвое, а всего за минувший период он увеличился более чем в четыре раза.

Региональный рынок позволяет более эффективно использовать национальный потенциал выработки электроэнергии, но его влияние на развитие возобновляемых источников энергии все еще остается неясным, так как оно зависит от стратегий отдельных стран. Например, в настоящий момент между энергетиками и рядом инвесторов ведутся дискуссии относительно использования природного газа, которое требует регионального подхода в силу объема необходимых инвестиций.

Хотя некоторые рассматривают природный газ как более экологически чистое и дешевое «переходное топливо» на период разработки возобновляемых источников энергии, существует взгляд на него как на угрозу малым проектам в области возобновляемых источников энергии, которые теряют конкурентоспособность в условиях, когда политику диктуют цены. Будет ли регион использовать природный газ как опору для перехода на более экологичный спектр источников энергии или же окажется привязан к инвестициям в другой вид импортируемого топлива, который в будущем может пережить такой же ценовой шок, как и нефтепродукты, зависит от принимаемых сегодня решений.

Несмотря на пробелы и некоторые спады, в целом последние тенденции в энергетическом секторе демонстрируют потенциал стран Центральной Америки в области выработки национальных и региональных стратегических решений насущных проблем энергетического сектора, а также привлечения для этого государственных и частных инвестиций. Подобный опыт может стать основой для поиска рациональных решений других важных проблем, которые, несмотря на их масштаб, иногда остаются без внимания — дефицита энергоресурсов и энергообеспечения в транспортной сфере.

За последние двадцать лет страны Центральной Америки, особенно имеющие наиболее низкий уровень электрификации (такие как Гватемала, Гондурас и Никарагуа), достигли существенного прогресса в обеспечении доступа к электроэнергии. В Гватемале доля электрифицированных домохозяйств с 1990 по 2014 годы выросла с 36 почти до 90 процентов, а все остальные страны перешагнули 80-процентную отметку. Тем не менее несколько миллионов жителей Центральной Америки по-прежнему не имеют доступа к электроэнергии: эта ситуация требует решений, выходящих за рамки традиционного расширения электросетей.

Также необходимо принимать во внимание, что в странах Центральной Америки на электроэнергию приходится от 6 до 22 процентов общего потребления энергии (OLADE, 2014). Для Гватемалы и Никарагуа самым важным источником энергии является биомасса. Также высока доля биомассы в общей пропорции энергопотребления в Гондурасе и Сальвадоре.

Настолько высокий уровень использования биомассы является признаком дефицита энергоресурсов, поскольку бо́льшая ее часть представляет собой дрова, используемые в жилом секторе. Согласно исследованию, опубликованному гватемальским Национальным институтом леса (НИЛ), 98 процентов биомассы, используемой в энергетике страны, идет на удовлетворение энергетических нужд населения, а 70 процентов домохозяйств используют дрова для приготовления пищи, отопления и нагрева воды (Larrañaga и др., 2012).

Собран большой объем данных, подтверждающих, что использование традиционных технологий для сжигания биомассы отрицательно сказывается на экологии, здоровье и экономике, но до недавнего времени в национальной энергетической стратегии этому вопросу не уделялось достаточного внимания по сравнению с более «городскими» проблемами электроснабжения и цен на бензин. Было предпринято немало попыток помочь решению этой проблемы путем распространения энергоэффективных дровяных печей, но ни одна из них не достигла необходимых для успеха масштабов.

Шагом в правильном направлении, исправляющим ошибки предыдущих инициатив, стал Гватемальский национальный план действий по внедрению экологически чистых кухонных плит и топлива, в котором предусмотрена национальная цель по установке 65 тыс. энергоэффективных кухонных плит в год. Для достижения этой цели предполагается использовать рыночный подход: поддержку предпринимателей, осуществляющих производство и продажу плит, микрокредиты на их покупку, а также повышение спроса путем информирования потребителей. Во главе этой инициативы стоит Национальная программа повышения конкурентоспособности при участии государственных и частных заинтересованных сторон, но пока она находится на ранних этапах планирования, и ее первые результаты появятся не сегодня.

Еще одной ключевой проблемой для всех стран региона является транспортный сектор, потребляющий около двух третей всех продуктов нефтепереработки. В 2013 году на нефтепродукты приходилось две трети потребления энергии в Панаме и более 60 процентов — в Коста-Рике и Сальвадоре, в основном за счет использования такого топлива в государственных и частных перевозках (OLADE, 2014).

Ситуация в транспортном секторе сложнее, чем в энергетическом, поскольку здесь решения выходят за рамки инвестиций в замену видов топлива или технологий. Они требуют системного подхода, который влечет за собой необходимость координации огромного количества государственных органов, во многих случаях задействования различных уровней власти, а также привлечения более широкого спектра заинтересованных сторон.

Решение этой проблемы важно не только для экологической устойчивости, но и для повышения конкурентоспособности стран, а также улучшения качества жизни населения Центральной Америки. Существует множество предложений и интересных инициатив, но часть из них носят точечный характер, а во многих случаях отсутствует механизм их реализации.

Страны Центральной Америки должны вновь объединить усилия национальных, региональных и международных партнеров для развития единой более последовательной стратегии, ведомственной координации, мобилизации потенциала и инвестиций, необходимых для решения проблемы энергодефицита и создания экологически чистого транспортного сектора. Таковы ключевые факторы, от которых зависит достижение устойчивости во всех сферах выработки и потребления энергии.

Список литературы

Dolezal, Adam, and others (2013). The Way Forward for Renewable Energy in Central America. Status Assessment, Best Practices, Gap Analysis. Washington D.C.: The Worldwatch Institute. С публикацией можно ознакомиться на веб-сайте: http://www.worldwatch.org/system/files/The%20Way%20Forward%20for%20Renewable%20Energy%20in%20Central%20America_low-res2.pdf.

Global Alliance for Clean Cookstoves (2014).  Plan de Acción Nacional de Guatemala  para Estufas y Combustibles Limpios. Guatemala City.

Larrañaga, Marcos Martín, and others (2012). Oferta y demanda de leña en la República de Guatemala. Guatemala: Instituto Nacional de Bosques de Guatemala (INAB).

Latin American Energy Organization (OLADE) (2014). Informe de Estadísticas Energéticas 2014.  Quito, Ecuador.

United Nations, Economic Commission for Latin America and the Caribbean (2011). Centroamérica: Estadísticas del subsector eléctrico, 2010. LC/MEX/L.1039. Mexico, D.F.

United Nations, Economic Commission for Latin America and the Caribbean (2015). Centroamérica: Estadísticas de producción del subsector eléctrico, 2014. LC/MEX/L.1184. Mexico, D.F.