Три урока мира: oт Венского конгресса до кризиса в Украине

2014 год войдёт в историю как время изменения политического климата в Европе. Вследствие эскалации гражданской войны в Украине и присоединения Крыма к Российской Федерации сложившаяся на континенте атмосфера согласия и взаимопонимания сменилась напряжённостью, напоминающей имеющее место в прошлом противостояние между НАТО и странами Варшавского договора. Перемена подобного рода может показаться ещё более неожиданной, если принять во внимание тот факт, что вскоре после окончания холодной войны в отношениях между государствами сложился новый порядок, в соответствии с которым регулярно проводились конференции и встречи на высшем уровне. К сожалению, международные отношения не могут развиваться по универсальному сценарию и неизменно прогрессировать; вполне очевидно, что историческому развитию нет конца.

В прошлом также можно выделить целый ряд событий, повлиявших на ход истории. Среди них стоит особо отметить созыв и проведение Венского конгресса, который состоялся после падения Наполеона Бонапарта и стал переломным моментом в развитии международных отношений. Его двухсотлетняя годовщина, которая отмечается в 2014 – 2015 годах, служит прекрасным поводом для размышлений над вопросом, вновь оказавшимся на переднем плане в связи с кризисом в Украине:  каковы наиболее эффективные способы преодоления острых разногласий между двумя или большим числом государств, и как можно разрешить ситуацию с наименьшими потерями? При отсутствии действующего международного арбитражного производства в процессе урегулирования споров традиционно применялись три метода: война (как санкционированная дуэль), политическое равновесие (при котором два противоположных военных блока стараются нейтрализовать друг друга путём сдерживания из страха перед открытой конфронтацией), а также конференционная дипломатия. Все три метода имели место в истории Европы именно в таком порядке сразу после эры правления Наполеона. 

Первым способом разрешения споров была война. Наполеон всецело посвятил себя военным кампаниям, с намерением завоевать новые территории, и делал он это с хладнокровной решимостью. Для него, как позднее выразился Карл фон Клаузевиц, война являлась «актом насилия, к которому приходится обращаться, чтобы заставить противника выполнить свою волю». Французский император, вне всяких сомнений, руководствовался этим аргументом, добившись значительных успехов в войне против двух великих держав того времени  – Австрии и Пруссии. В ходе двух стремительных кампаний 1805 и 1806 годов Наполеон решительно разгромил Австрию, а Пруссию буквально стёр с карты Европы. Следуя принципу, в соответствии с которым правда всегда на стороне силы, он добился удовлетворения всех своих притязаний, включая руку дочери австрийского императора.

И всё же война – это рискованное предприятие, и как правило за неё приходится расплачиваться. Наполеоновские войны требовали больших людских ресурсов и огромных финансовых затрат как в самой Франции, так и в Европе в целом. Наиболее серьёзное поражение Наполеон потерпел во время похода в Россию. Российская кампания закончилась паническим бегством, за которым последовало молниеносное контрнаступление дошедшей до самого сердца Германии русской армии. Кульминационным моментом стало сражение при Лейпциге в октябре 1813 года, известного также как Битва народов. А когда в мае следующего года союзники заняли Париж, наступил их черёд ставить условия при заключении договоров. Французским дипломатам ничего не оставалось, как признать поражение и подписать их.

После этого возник вопрос о восстановлении порядка в Европе. Эта задача была поставлена перед участниками Венского конгресса, проходившего с сентября 1814 по июнь 1815 года. После Великой французской революции и войны, которая длилась двадцать лет, границы многих государств были беспорядочно изменены, а некоторые вообще исчезли с карты Европы. Вследствие этого европейский континент, в особенности Германия, находился в состоянии политического хаоса. Более того, назревала новая угроза. На протяжении многих лет Европа была разделена между двумя военными коалициями. Подобного рода противостояние было принято называть «политическим равновесием», которое продолжалось даже в случае изменения состава альянсов. Годы, предшествующие Венскому конгрессу, не были исключением, так как Французская империя способствовала созданию подобного рода военных блоков на континенте. Почти сразу же после падения Наполеона недоверие, подозрение и соперничество дали о себе знать с новой силой. Казалось, истории суждено повторится.

Кризис разразился зимой 1815 года, когда царь Александр I, император Всероссийский, выразил намерение расширить сферу влияния и взять под контроль Польшу. Две державы из соперничающего лагеря, Пруссия и Австрия, были крайне обеспокоены таким поворотом событий, опасаясь перенесения границ Российской империи ещё дальше на запад. Князь Клеменс фон Меттерних, министр иностранных дел Австрии, не хотел отдавать под контроль России возвышенности, пролегающие по пути в Вену. Кроме того, план российского императора рассматривался как угроза поставить Пруссию в зависимость от России. Австрия и Пруссия зашли так далеко, что были готовы заключить тайный союз с только что побеждённой Францией. Министр иностранных дел Великобритании, лорд Каслри, был также обеспокоен ростом российской мощи и трениями между европейскими державами. Несмотря на благие намерения императора, планы России реально грозили новым расколом на континенте, а возможно и войной.

К счастью, худшего удалось избежать благодаря искусному дипломатическому маневрированию, и тому факту, что обе стороны стремились найти обоюдное решение. Австрии и Пруссии было необходимо обеспечить свою безопасность, но ещё больше обе страны стремились сохранить мир после двадцати лет опустошительной войны. Что же касается царя Российской империи, то он искал возможности заключить союз с Англией ещё в сентябре 1804 года. Кроме того, российский правитель вынашивал план создания федерации Европы – образования, основанного на универсальном законе, действующем для всех наций (идея, призванная возродить «План всеобщего и вечного мира» эпохи Просвещения). Так что меньше всего царь желал нового конфликта, будь то политическое противостояние или открытая конфронтация. Когда же Александр I понял, что зашёл в тупик со своими планами, он отступил и согласился на переговоры. Ещё одно обстоятельство, соответствующее на первый взгляд парадоксальному принципу, согласно которому «мир – это предназначение сильных, а война – удел слабых»,  способствовало тому, чтобы царь искал мира. Благодаря победе над Наполеоном, у него были все основания выступать в роли миротворца, как в моральном плане, так и с точки зрения выработки стратегии и политики.

В конечном счёте Заключительный акт Венского конгресса, подписанный 9 июня 1815 года, установил границы территориальных владений в Европе в целом, и определил статус Польши в частности. Польский кризис закончился самым неожиданным образом, способствуя в итоге сплочённости между союзниками. В сентябре того же 1815 года царь обратился к ряду государств с предложением подписать небольшой договор, который стал известен как Священный союз. Данное соглашение было уникально в том смысле, что его целью было не заключение, а поддержание мира. В первоначальной редакции, которую правил сам Меттерних, было даже предложено считать Россию, Пруссию и Австрию «единым государством», а также обсуждались условия создания единой армии. Окончательный вариант договора способствовал зарождению системы конгрессов: в течение нескольких лет, вплоть до 1822 года, великие державы регулярно встречались, чтобы обсудить вопросы безопасности и другие общие интересы. По традиции, которая продолжается до сегодняшнего дня, встречи проходили в разных городах Европы, таких как Экс-ля-Шапель (Ахен), Карлсбад (Карловы-Вары), Троппау (Опава), снова Вена, Лайбах (Любляна), и, наконец, Верона.

Большинство европейских государств, за исключением Соединённого Королевства Великобритании и Ирландии, а также Святого Престола, подписали договор о Священном союзе. Несмотря  на то, что Англия к ним не присоединилась, она была готова стать частью континентальной системы, позволяющей ей отстаивать свои интересы в Европе. В основном они касались морской торговли. Система конгрессов стала наглядным примером того, как страны, интересы которых разнятся, могут регулярно встречаться и приходить к обоюдным решениям ради обеспечения безопасности в Европе. Конференции, которые в то время называли конгрессами, были не просто формальными встречами, организованными для того, чтобы придать большее значение той или иной повестке дня какой-либо организации или изобразить активную деятельность. Они проводились для того, чтобы решать вполне конкретные вопросы. Таким образом, на смену противостоянию двух альянсов пришло объединение государств Европы в один блок, известный в истории как «Европейский концерт». Такое положение дел продолжалось ещё три десятилетия, вплоть до Крымской войны 1853 – 1856 годов. В то время стало невероятно модным выражение «Европейская семья».

И всё же эта политическая система имела свои недостатки. Прежде всего потому что она была создана для сохранения принципов статус-кво и легитимности существующих династий любыми способами. В отдельных государствах это привело к общественным беспорядкам и подавлению гражданских свобод, начиная от цензуры печатных изданий и заканчивая разгоном парламентов – процессу, который получил название реакция. К сожалению, основной задачей конгрессов стало «сохранение мира» между народами Европы посредством скоординированных и зачастую брутальных вторжений союзнических армий. В результате бунты и мятежи не прекращались в течение 1820-х годов и продолжались вплоть до революций 1848 года. Князь Адам Казимир Чарторыйский (или Черторижский), бывший царский министр, который впоследствии стал польским патриотом, сетовал на то, что несмотря на понятие святости и вечные ценности, на основе которых был заключён Священный союз, дипломатическая подоплёка превратила эти идеи в вероломное орудие.

Возможно ли вынести какие-либо уроки из наследия польского кризиса 1815 года и зарождения системы конгрессов и применить их к анализу кризиса на востоке Украины, принимая во внимание исторический контекст вышеуказанных событий? Мы можем выделить три из них.

Первый – раздел континента на соперничающие блоки всегда приводил к угрозе безопасности в Европе. В 1815 году европейские монархи и дипломаты поняли, что раскол между странами не будет содействовать установлению мира и ещё в меньшей степени способствовать его поддержанию. Вместо (военного) равновесия они предпочли равновесие, достигнутое путём переговоров. В настоящее время эскалация нарастающей напряжённости между НАТО и Россией приведёт лишь к расколу Европы на два враждующих лагеря. Мир в условии такого противостояния будет не чем иным, как «вооружённым перемирием», при котором возрастает риск вооружённого конфликта.

Второй урок заключается в том, что переговоры между двумя сторонами всегда приводят к более плодотворным результатам, нежели конфронтация. К тому же с гораздо меньшими потерями. Успешное разрешение польского кризиса в 1815 году стало возможным потому что та из сторон, которая могла позволить себе повернуть ход событий в мирное русло, благоразумно отказалась от конфронтации, предоставив место переговорам. Сегодня только обоюдная готовность прекратить взаимные военные угрозы способна создать условия для мирного урегулирования имеющихся разногласий.

Третий урок, который преподала нам Венская система, заключается в том, что необходимо прислушиваться к чаяниям населения и избегать реакции. В противном случае политическим беспорядкам не будет конца. Цензура, ограничение свободы слова и вторжение иностранных армий, даже если за ними стояли самые благие намерения, не смогли подавить народное волнение. Они лишь сдерживали его на некоторое время. Таким образом, в настоящее время среди задач конференционной дипломатии появилось ещё одно дополнительное условие, оставшееся без внимания в 1815 году – необходимо более внимательно относиться к требованию народа обеспечить политическое представительство – право, которого, к сожалению, были лишены поляки. Для того чтобы установить прочный мир и, таким образом, обеспечить безопасность, недостаточно сосредоточивать внимание лишь на геополитических интересах государств, вовлечённых в процесс переговоров. В настоящее время отношение к населению кардинально отличается. Мировое сообщество установило принципы, согласно которым люди не могут быть завоёваны или захвачены, как это происходило во время военных походов Наполеона. Государства не могут более обмениваться областями и регионами без учёта интересов населения, как это делали великие державы во время Венского конгресса. В этом отношении уместно упомянуть устав Организации Объединённых Наций, в котором особое внимание уделяется основным правам человека, а также человеческому достоинству и ценности человеческой личности. Отсюда следует, что прежде чем принять решение по урегулированию любого территориального спора, необходимо учитывать интересы и нужды граждан, которых оно касается, посредством абсолютно свободного и законного референдума, соответствующего демократическим нормам. Для того чтобы критерии законности соблюдались, референдум должен проходить в соответствии с учётом сохранения суверенитета Украины, то есть признанного мировым сообществом государства, существовавшего до территориальных изменений.

 

Примечания

Дополнительную информацию об авторе можно получить посетив веб-сайт: http://www.ghervas.net/

Дополнительную информацию о книге автора  Возрождение традиции: Александр Стурдза и Европа Священного союза можно найти по адресу: http://www.ghervas.net/fr_FR/publications/reinventer-la-tradition.html