Женщины и управление водными ресурсами в сельском хозяйстве.

 Женщины являются важными заинтересованными участниками управления водными ресурсами в сельском хозяйстве – они играют ключевую роль в охране и рациональном использовании водных и земельных ресурсов, сборе дождевого стока и управлении ресурсами водосборного бассейна. По оценке Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (ФАО), 925 миллионов человек в мире страдают от недоедания, а к 2050 году производство продовольствия необходимо увеличить на 70 процентов, чтобы прокормить население, которое достигнет 9 миллиардов человек. Из 1,5 миллиардов гектаров возделываемых во всем мире земель орошаемые земли составляют лишь 277 миллионов гектаров, а остальные 82 процента относятся к неорошаемым землям1. Женщины играют важную роль как в орошаемом, так и в неорошаемом земледелии, причем в неорошаемом земледелии, производящем две трети продовольствия в большинстве развивающихся стран, занято больше женщин, чем мужчин2. Согласно последним оценкам ФАО3, женщины составляют в среднем 43 процента сельскохозяйственной рабочей силы в развивающихся странах, однако несмотря на это в политике водопользования в области сельского хозяйства по-прежнему ошибочно считается, что фермерами являются мужчины, что принижает роль женщин в управлении водными ресурсами.

 Важность вовлечения как мужчин, так и женщин в управление водными ресурсами, включая воду для сельскохозяйственных нужд, и обеспечение равного доступа к водным ресурсам и контроля над ними широко признана международным сообществом. Пекинская платформа действий 1995 года призывала правительства пропагандировать знания и организовывать исследования, посвященные роли женщин, особенно сельских женщин и женщин из числа коренного населения, в ирригации, управлении ресурсами водосборного бассейна и санитарии. Политическая декларация и Повестка дня на ХХI век Конференции ООН по окружающей среде и развитию, принятые в Рио-де-Жанейро в июне 1992 года, подчеркнули жизненно важную роль женщин в рациональном использовании окружающей среды и необходимость обеспечить их равноправное участие в принятии решений, касающихся управления водными ресурсами и уменьшения рабочей нагрузки на женщин и девочек. В недавнем итоговом документе Рио+20 дополнительно подчеркнуто обязательство постепенно обеспечивать доступ к безопасной и доступной питьевой воде для всех, что необходимо для искоренения нищеты, расширения прав и возможностей женщин и охраны здоровья людей. В документе подчеркивается необходимость значительно повышать эффективность систем комплексного управления водными ресурсами на всех уровнях по мере необходимости.

 Другие ключевые политические процессы, подчеркивающие центральное положение женщин в управления водными ресурсами, включают Конференцию Организации Объединенных Наций по водным ресурсам в Мар-дель-Плата 1977 года, Международное десятилетие снабжения питьевой водой и санитарии (1981–1990 годы), Международную конференцию по водным ресурсам и окружающей среде 1992 года в Дублине и Йоханнесбургский план выполнения решений 2002 года. Резолюция, предусматривающая проведение Международного десятилетия действий "Вода для жизни" (2005–2015 годы), также призывает к обеспечению участия и вовлечению женщин в связанные с водными ресурсами аспекты деятельности в области развития. Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, ратифицированная 187 странами, подчеркивает право женщин пользоваться надлежащими условиями жизни, особенно водоснабжением, жилищными условиями и санитарными услугами. Платформа действий, принятая на Международной конференции по народонаселению и развитию 1994 года, также подчеркивает взаимосвязь между низким социальным статусом женщин, отсутствием доступа к воде и бедностью. Резолюция Генеральной Ассамблеи об улучшении положения женщин в сельских районах, принятая в ноябре 2011 года, настоятельно призывает государства-члены к обеспечению доступа к безопасной и чистой питьевой воде и санитарно-гигиеническим услугам в интересах укрепления здоровья сельских женщин и детей.

 Общепризнано, что гендерный разрыв в управлении водными ресурсами в сельском хозяйстве является следствием гендерного разделения труда и гендерных норм в обществе, из-за которых многие связанные с водой обязанности отводятся женщинам, а большинство связанных с водой полномочий и прав предоставляется мужчинам. В самом деле, исследования, проведенные в 45 развивающихся странах, показывают, что в 76 процентах домашних хозяйств основную ответственность за сбор воды несут женщины и дети. В 12 процентах домашних хозяйств основную ответственность за сбор воды несут дети, причем вероятность того, что девочки в возрасте до 15 лет будут нести эту ответственность, вдвое выше по сравнению с мальчиками этого же возраста4. Женщины и девочки тратят многие часы на доставку воды как для домашних нужд, так и для продуктивного использования, хотя их неоплачиваемая работа по борьбе с нехваткой воды нередко не получает достаточного признания и рассмотрения в политике и программах. Трудности, переносимые женщинами и девочками, участвующими в основных хозяйственных занятиях своих семей – в качестве сельхозпроизводителей и производителей продовольствия, а также неоплачиваемых собирателей воды, – усугубляют их существование, заполненное тяжелой монотонной работой, и лишают их возможностей в области образования и трудоустройства, которые позволили бы им прекратить наследовать бедность и лишение прав и возможностей.

 Политика и процессы управления водными ресурсами зачастую не учитывают множественные потребности женщин и мужчин в воде и их гендерные ограничения. Например, недавно полученные данные свидетельствуют о том, что механизмы водораспределения отдают приоритет сельскохозяйственному и промышленному производству и энергетике в ущерб хозяйственно-бытовым нуждам. Текущие оценки показывают, что 70 процентов мирового потребления воды приходится на сельское хозяйство, 20 процентов – на промышленность и лишь 10 процентов – на личные нужды, хотя эти величины взаимосвязаны, поскольку сельскохозяйственное и промышленное использование воды влияет также на ее использование для личных и хозяйственно-бытовых нужд. Макроэкономическая политика и политика водопользования также учитывают домашние хозяйства лишь как единицы потребления, хотя применяемые женщинами стратегии преодоления трудностей, направленные на то, чтобы выбраться из бедности, включают уборку, консервирование, хранение и приготовление пищи, а для всего этого требуется вода.

 Женщины и мужчины используют воду для множества различных целей, включая хозяйственно-бытовые, сельскохозяйственные и       санитарно-гигиенические, причем мужчин обычно заботит лишь наличие воды для сельскохозяйственных нужд и домашнего скота. Другие виды несельскохозяйственного использования воды включают личную гигиену, уход за больными, уборку, стирку и удаление отходов. Признание различных целей, для которых эти местные водные ресурсы используются различными группами мужчин и женщин в общине, помогло бы успешно интегрировать гендерные соображения в управление водными ресурсами5. Крайне важно найти равновесие между сельскохозяйственным и несельскохозяйственным использованием воды и способствовать более справедливому и учитывающему гендерные факторы управлению водными ресурсами и снабжению водой.

 Доступ к ирригации часто бывает прочно связан с правами на землю и пагубно влияет на производительность и доходы женщин – мелких фермеров как производителей продовольственной продукции. Глобальные данные показывают, что женщины имеют равные имущественные права в 115 странах и равные наследственные права в 93 странах6. Однако неравноправие полов в землевладении просматривается во всех регионах, лишая женщин доступа к ирригационной воде, принадлежащей ассоциации водопользователей, возможности пользоваться услугами служб распространения сельскохозяйственных знаний и доступа к кредитам, поскольку земля используется в качестве залога для получения кредита. Например, в сельских районах Африки к югу от Сахары на долю женщин приходится менее 10 процентов кредитов, доступных для мелких фермеров7. В мировом масштабе лишь 5 процентов услуг служб распространения сельскохозяйственных знаний предоставляется женщинам-фермерам8. Например, в докладе ФАО "Положение дел в области продовольствия и сельского хозяйства, 2010–2011 годы" высказывается предположение, что ликвидация гендерного разрыва в сельском хозяйстве могла бы привести к увеличению выпуска сельскохозяйственной продукции и потенциальному сокращению числа голодающих людей на 100–150 миллионов человек.

 Женщины остаются по большей части исключенными из процессов принятия решений в сфере управления водными ресурсами. В 2012 году женщины занимали менее 6 процентов министерских должностей в области окружающей среды, природных ресурсов и энергетики. Решения о разделе, выделении и распределении воды между различными пользователями и среди регионов чаще всего принимаются на более высоком уровне, где важную роль играют экономические и политические соображения. Политика водопользования, основанная на широкой обобщенной перспективе, чаще всего не учитывает местные особенности и социальные и гендерные аспекты и их возможные последствия. Социальный и гендерный анализ, проводимый на возможно более низком уровне, с тем чтобы отразить местные условия, такие как общинный источник воды, уровень суббассейна или уровень микроводораздела, может помочь пониманию проблем и потенциального воздействия политики водопользования на различные группы женщин и мужчин. Общинные источники воды, будь то естественные или искусственные озера, пруды и оросительные системы, служат множеству целей в рыболовстве, сельском хозяйстве, садоводстве и личной гигиене.

 В недавних политических инициативах в отношении приватизации воды был сделан упор на распределении затрат как важной части подходов, основанных на спросе; в этом смысле платежи пользователей за предоставление и техническое обслуживание средств водоснабжения воспринимаются как средство обеспечить их надлежащее использование пользователями и дать пользователям ощущение владения средствами водоснабжения и водными ресурсами. Плата за воду имеет гендерные последствия. Бедняки обычно попадают в невыгодное положение вследствие рыночных механизмов и сталкиваются с высокими альтернативными издержками на получение доступа к воде в условиях рыночной экономики. Женщины могут оказаться в непропорционально невыгодном положении, поскольку они получают более низкую плату за оплачиваемую работу, включая разовую работу, меньше распоряжаются производительными активами и наличностью в домашнем хозяйстве и имеют ограниченный доступ к рынкам сбыта своей продукции.

 В основе тарифов часто лежит доход домашнего хозяйства, который не обязательно находится в единоличном распоряжении женщин. Если они должны платить за воду из своих собственных средств, многочисленные неблагоприятные факторы в генерировании ими доходов превращают это в дополнительное бремя. С учетом ограниченности денежных доходов в проектах иногда указывается, что община должна расплачиваться трудовым вкладом вместо наличных денег. Предполагается, что труд является ресурсом, доступным даже самым бедным. Бедные сельские женщины сталкиваются с реальными ограничениями в оплате денежными средствами водоснабжения или в предоставлении труда вследствие своих многочисленных обязанностей в сферах производства и воспроизводства. Альтернативные издержки, связанные с отказом от оплачиваемой разовой работы, для того чтобы внести свой вклад в оплату общинного водоснабжения, весьма высоки9.

 Управление водными ресурсами в сельском хозяйстве как путь к достижению гендерного равенства требует признания роли женщин в качестве фермеров или ирригаторов и решения проблемы их асимметричного доступа к производственным ресурсам, услугам и сферам принятия решений. Поэтому крайне важно, чтобы гендерные вопросы включались во все процессы руководства и принятия решений, связанные с управлением водными ресурсами в сельском хозяйстве. Это должно:

  • привести к признанию женщин в качестве самостоятельных водопользователей и обеспечить их доступ к правам на водопользование независимо от земельной собственности. Это предполагает усиление лидерской роли женщин в области политики водопользования и сфере принятия решений, поддержку их членства в институтах управления водными ресурсами, таких как организации водопользователей, снижение членских взносов и расширение мандата ирригационных систем, с тем чтобы признавать и включать многоцелевое использование воды;
  • повысить эффективность управления водными и продовольственными ресурсами, поддержав роль женщин в качестве управляющих водными ресурсами, фермеров и ирригаторов, и обеспечить расширение прав и возможностей женщин в системах водоснабжения и поставок продовольствия;
  • облегчить посредством внедрения снижающих затраты труда технологий испытываемое женщинами и девочками бремя неоплачиваемой работы, связанной со сбором воды, производством и обработкой пищевых продуктов, а также работой по уходу;
  • преодолеть многообразные формы гендерной дискриминации при обеспечении доступа к производственным ресурсам, таким как вода и земля, активы и услуги, и контроля над ними. Это предполагает выявление ограничений, препятствующих получению различными группами женщин доступа к водным ресурсам, таких как социальные и гендерные модели и соотношение сил в общине, и способствует устранению этих ограничений;
  • улучшить услуги водоснабжения, с тем чтобы охватить потребности беднейших слоев населения, инициировав реформы, которые обеспечат доступность воды для бедных семей в сельских районах, с особым вниманием к домашним хозяйствам, возглавляемым женщинами;
  • обеспечить техническое обучение женщин управлению водными ресурсами, ирригации, сбору дождевой воды и другим ирригационным технологиям, предназначенным для применения малыми фермерами;
  • ввести и обеспечивать применение мер и показателей отчетности, способствующих лидирующей роли женщин в управлении водными ресурсами в сельском хозяйстве, включая гендерные аудиты;
  • усилить потенциал соответствующих заинтересованных сторон из правительства, гражданского общества и партнеров по развитию в понимании и решении гендерных вопросов в области управления и руководства водными ресурсами в сельском хозяйстве.

 Примечания

 1          Доклад ООН об освоении водных ресурсов мира (2012), "Вода и гендер", глава 35.

2          World Bank (2006), Re-engaging in Agricultural Water Management: Challenges and Options.

3          FAO (2011), "Closing the Gender Gap for Development", The State of Food and Agriculture: Women in Agriculture 2010–2011.

4          Совместная программа ВОЗ/ЮНИСЕФ по мониторингу (JMP) в области водоснабжения и санитарии (2010).

5          Выдержки из раздела "Вода и гендер", глава 35, Доклад ООН об освоении водных ресурсов мира (2012).

6          UN-Women (2011), Progress of the World’s Women: in Pursuit of Justice.

7          Доклад Генерального секретаря "Десятилетняя оценка и обзор осуществления Брюссельской программы действий для наименее развитых стран на десятилетие 2001–2010 годов" (A/66/66).

8          www.fao.org/docrep/005/y3969e/y3969e05.htm.

9          Выдержка из Women and Water, UN (2005).